Как мы отдаем другим свою способность справляться

woman-645705_1920Расстаться невозможно.
А вместе невыносимо: накопилось множество обид, высказанных и невысказанных претензий. И уже давно живется с ощущением, что все бесполезно, отношения движутся по одному мучительно повторяющемуся кругу…
Но расстаться невозможно…И непонятно, почему.

Начну издалека. Вы, наверняка, слышали о существовании психологического переноса. Чаще говорят о «негативном» переносе: когда в других видится то «условно плохое», что в себе трудно принять. Тогда объект переноса — тот, в ком можно это открыто осудить — раздражает, злит, вызывает пренебрежение и гнев праведный.

Менее распространено понимание «позитивного» переноса — когда вытесняются, как это ни кажется странным, сильные стороны собственной личности. Видеть которые возможно только через других.

Зачем не замечать свои способности?

Попробую описать механизм такого вытеснения. Ребенок сталкивается в детстве с сильным болезненным переживанием (когда его бьют, подавляют, угрожают, лишают базовых ценностей — любви, безопасности). Это превосходит детскую способность защититься или выразить чувства, потому что ребенок зависим: он маленький, обидчики — большие, да к тому же, любимые люди — близкие.

Тогда зарождается чувство беспомощности. И это состояние беспомощности становится частью личности. Внутренняя установка «я не могу с этим справиться» начинает участвовать в том, как человек живет, думает.
И хотя человек взрослеет, набирается опыта и ресурсов, эта детская установка продолжает действовать. Он как будто «слепнет» и не видит свои силы, способности, достоинства — одним словом то, что не соответствует установке «я не могу справиться».

people-163906_1280Но в каждом взрослом человеке эти способности есть. И выросший ребёнок начинает собственные вытесненные способности видеть в других: силу, ум, душевность, принятие, стойкость, предприимчивось и т.д. — то, что особенно актуально для него в данный момент и кажется таким недостижимым. Находит себе человека, обладающего подобными качествами и начинает восхищаться им, придавая ему статус некоего идеала.

Ведь только через него (хотя и словно через стекло) потерявший может видеть другую свою сторону — способную, красивую, сильную. Что создает привязанность к «идеалу», поскольку этому другому, условно, «передано на хранение» то, что является частью моей личности. Я отдаю ему часть себя и только издали могу смотреть на неё.
Расстаться с этим «другим» безболезненно невозможно.

Такая модель «обмена» реализуется и в партнерских отношениях

Когда травматизация случается в раннем детском возрасте, формируется то, что в психологии называется «раненый внутренний ребенок». Это часть личности, которая пострадала. Чтобы детской психике справиться с болью и тем фактом, что самые родные и близкие люди становятся источником страдания, ребенку приходится «вытеснять» эту раненную часть («забывать» о боли, обесценивать свое страдание). Только так возможно сохранить отношения с единственными близкими — родителями.

Но то, что вытеснено, не пропало. Оно живет в глубинах психики, где сохраняется робкое желание исцелиться. Надежда получить помощь.

И тогда встречаются два человека — мужчина и женщина, несущие в себе своих «раненых детей». Они очень хорошо понимают друг друга на начальном этапе, ведь за плечами у них одинаковая боль. Даже если о ней не говорится. Возникает ощущение близости.

person-1435541_1920
У каждого возникает надежда: «Он понимает меня, значит, может помочь». И партнеры, условно, «отдают заботу о внутреннем малыше» другому… А другой со своим-то справиться не может…

Дальше, обычно, становится хуже, поскольку другому отдается собственная способность справляться. А ощущение беспомощности усиливается. Отношения же отягощаются взаимными неоправдавшимися ожиданиями. Которые партнеры, часто, не могут даже внятно объяснить, поскольку истинная причина претензий скрыта от них самих.

Проблема (она же — решение) в том, что со своими чувствами — болью, злостью, радостью — в состоянии разобраться только сам человек. И выход из беспомощности — возвращать себе способность справляться: смотреть на своего раненного ребенка и становиться для него любящим и приветливым родителем.

Основное целительное движение в травматерапии (направлении психотерапии, которое работает с последствиями детских психологических травм) — стать «хорошим родителем» себе. Никто не говорит, что это просто, или легко, или быстро. Но это, точно, возможно. 

В противовес детской установке «я не могу справиться» должна встать взросла часть личности.

И это следующая проблема. Поскольку у ребенка, выросшего в дефиците принятия, нет привычки видеть свою силу, зато есть травматическая привычка подтверждать собственную беспомощность. Для этого свои достижения обесцениваются, достигнутого всегда недостаточно.

Происходит это потому, что установка «я не могу» имеет очень важный смысл для ребенка — сохранить отношения с родителями (или одним из них). Если он начнет видеть правду целиком, ему придется столкнуться с болью того, что родители поступали жестоко, неправильно, ужасно.

Получается, установка «я не могу справляться» — служит поддержанию «светлого образа родителей». И для ребенка это важно. Признать «ужасность» родителей для ребенка — невыносимо…

Но ВЗРОСЛЫЙ признает и выживет.
Хотя бы потому, что физически от родителей уже не зависит… В отличие от ребенка, которым он был когда-то. У взрослого гораздо больше ресурсов. И чтобы стать «хорошим» родителем себе, собственные ресурсы нужно присвоить: увидеть, признать, принять, начать применять — сказать своей сильной стороне «да».

P.S. Данный пост — результат накопленных знаний и работы с клиентами. Я написала этот текст для вас, мои уважаемые клиенты. Возможно, вы будете больше понимать, что с вами происходит и больше в себя верить.

С любовью и верой в ваши возможности,
Надежда Андреева

Поделиться с друзьями!
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *